Современное правовое положение духовных учебных заведений в Российской Федерации

Наталия Сергеевна Семенова –  юрисконсульт Учебного комитета, кандидат юридических наук,  доцент кафедры церковно-практических дисциплин Московской духовной академии.

Снимок.PNG

Для цитирования: Семенова Н. С. Современное правовое положение духовных учебных заведений Русской Православной Церкви в Российской Федерации // Праксис. 2020. № 2 (4). С. 17– 33. DOI: 10.31802/PRAXIS.2020.4.2.001

Аннотация УДК 342.97

Статья посвящена церковному и государственному регулированию правового положения духовных учебных заведений Русской Православной Церкви в Российской Федерации в современный период. Основная цель исследования заключается в анализе правового статуса духовных учебных заведений как религиозных организаций, с одной стороны, и как образовательных организаций, с другой стороны. Первичность правового статуса религиозной организации отличает правовое положение духовных учебных заведений от остальных образовательных организаций. В связи с необходимостью соблюдения положений Конституции России, касающихся свободы совести и вероисповедания, положений Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а также норм международного права, государство и Церковь ведут поиск правовых решений во избежание дискриминации христиан в реализации их права на подготовку священнослужителей, церковнослужителей и религиозного персонала согласно внутренним установлениям Русской Православной Церкви. В статье представлены особенности церковного статуса духовных учебных заведений, связанных, прежде всего, с предъявлением требования к студентам и преподавателям высокого уровня христианской нравственности, а также особенности государственного статуса, которые призваны обеспечить, по возможности, все требования церковного статуса духовных учебных заведений.

Ключевые слова: духовные учебные заведения Русской Православной Церкви, Учебный комитет, права человека, право на свободу мысли, совести и религии, международное право, дискриминация христиан, Христианство.

Как отметил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, «в современном обществе все смешано — добро и зло, прекрасное и безобразное, мудрое и безумное, и вся современная человеческая цивилизация построена на так называемой идее постмодерна, на относительности правды и лжи, когда человек вправе выбирать что угодно, например, заменить брак на противоестественное сожительство. Эпоха постмодерна означает самое страшное: размываются границы добра и зла, вырастают целые поколения, для которых традиционные ценности не существуют. Но если разрушить традицию, то разрушится всё! И вечное, эсхатологическое призвание Церкви заключается в том, чтобы не допустить смешения правды с ложью, красоты с безобразием»2. Оплотом сохранения и передачи из поколения в поколение традиционных ценностей и христианской нравственности являются духовные учебные заведения Русской Православной Церкви, которые готовят будущих пастырей и церковных специалистов.

Поскольку будущие священнослужители должны обладать, с одной стороны, высоким уровнем богословских знаний, критерии к которому устанавливает Церковь, а, с другой стороны, высоким уровнем христианской нравственности для последующего просвещения народа, научения его различать добро и зло, правду и ложь, причем не только через устную проповедь, но и через образец собственной нравственной христианской жизни, учебные заведения, которые их готовят, обладают особым правовым статусом. Причем этот правовой статус закрепляется одновременно в рамках церковно-правовой и государственно-правовой систем.

1.                  Церковный правовой статус духовных учебных заведений

Духовные учебные заведения осуществляют свою деятельность при соблюдении внутренних установлений Религиозной организации Русская Православная Церковь, в том числе в соответствии с действующим Уставом Русской Православной Церкви, принятым Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 г., с учетом внесенных поправок3 (далее — Канонический устав Русской Православной Церкви, Устав), постановлений Поместных и Архиерейских Соборов, определений Священного Синода, указаний Патриарха Московского и всея Руси, решений Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви, распоряжений и рекомендаций Учебного комитета, указов и распоряжений Епархиального архиерея, Правил внутреннего распорядка и должностных инструкций духовного учебного заведения.

Таким образом, церковный правовой статус духовных учебных заведений определяется, прежде всего, Каноническим уставом Русской Православной Церкви. Согласно пункту 1 главы XIX Устава «духовными учебными заведениями Русской Православной Церкви являются высшие и средние специальные учебные заведения, подготавливающие священно- и церковнослужителей, богословов и церковных работников».

«Духовные учебные заведения состоят под начальственным наблюдением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, осуществляемым через Учебный комитет» (п. 2 главы XIX Устава).

Учебный комитет Русской Православной Церкви (далее — Учебный комитет) является главным учреждением, контролирующим деятельность духовных учебных заведений. Он был создан при Святейшем Синоде в 1808 г. под названием «Комиссия духовных училищ», а после реформы системы духовного образования с 1867 г. стал именоваться «Учебным комитетом»4.

Сегодня Учебный комитет можно считать по аналогии с государственными учреждениями церковным «министерством» высшего образования и науки. Несмотря на то, что Учебный комитет традиционно выполнял функции в сфере управления высшим духовным образованием, с целью представления интересов Русской Православной Церкви в отношениях с внешним миром, органами государственной власти и т. п. Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом было издано Распоряжение от 23 сентября 2014 г. о возложении на Учебный комитет полномочий в сфере высшего образования5.

Традиционно к духовным учебным заведениям относились духовные академии, семинарии и училища. На сегодняшний день на территории России действуют две духовные академии (Московская духовная академия и Санкт-Петербургская духовная академия) и 37 духовных семинарий6. На канонической территории Русской Православной Церкви за пределами Российской Федерации действуют еще две академии (Киевская духовная академия (Украинская Православная Церковь) и Минская духовная академия (Белорусский Экзархат — Белорусская Православная Церковь)) и 13 семинарий7.

Духовные училища традиционно подразделялись на «пастырские», «регентские», «иконописные», «златошвейные».

В 2013 г. «пастырским» училищам, которые готовили кадры духовенства, было предписано в трехлетний срок преобразоваться либо в духовные семинарии, либо в образовательные учреждения (центры), готовящие приходских специалистов в области миссии и катехизации, молодежной и социальной работы8. Так, например, Священным Синодом три духовных училища были преобразованы в духовные семинарии: Вологодское (Журнал № 135 от 25 декабря 2014 г.), Омское (Журнал № 20 от 15 апреля 2016 г.) и Саранское (Журнал № 41 от 4 мая 2017 г.). В свою очередь, духовные училища: Брянское, Владивостокское, Вятское, города Гусь-Хрустальный, Новгородское, Псковское, Сыктывкарское, Чебоксарское, Челябинское и Читинское стали духовными центрами подготовки церковных специалистов в области катехизической, миссионерской, молодежной и социальной деятельности (Журнал заседаний Священного Синода № 63 от 15 июля 2016 г.).

На сегодняшний день подготовкой будущих пастырей в Русской Православной Церкви занимаются только духовные академии и семинарии.

«Канонически духовные учебные заведения входят в юрисдикцию того епархиального архиерея, на территории епархии которого они находятся» (п. 3 главы XIX Устава). Это означает определенный контроль за деятельностью духовных учебных заведений со стороны правящих архиереев.

Одним из видов такого контроля может служить, например, распоряжение имуществом духовной семинарии. Так, приобретение и отчуждение и иная передача в собственность (пользование) третьих лиц недвижимого имущества (включая земельные участки), принадлежащего Семинарии на праве собственности или ином имущественном праве (в том числе продажа, передача в аренду данного имущества), осуществляется с предварительного письменного разрешения (благословения) Учредителя в лице Епархиального архиерея9.

«Духовные учебные заведения учреждаются решением Священного Синода по представлению епархиального архиерея, поддержанного Учебным комитетом» (п. 4 главы XIX Устава).

Непосредственная деятельность духовного учебного заведения регулируется его уставом и внутренними локальными актами, которые касаются как учебного процесса, так и воспитательной работы со студентами.

Очная форма обучения предполагает, как правило, постоянное проживание неженатых студентов в общежитии учебного заведения и выполнение установленных послушаний. Женатые студенты проживают отдельно, но также могут привлекаться к послушаниям, которые входят в образовательный процесс, являясь воспитательной составляющей.

Духовные учебные заведения — это закрытые церковные образовательные учреждения, правила поступления в которые определяет Церковь.

Поскольку основной задачей духовных учебных заведений является подготовка будущих священнослужителей, на обучение принимаются лица мужского пола православного вероисповедания в возрасте, как правило, до 35 лет10, не состоящие в браке или женатые первым браком и не имеющие канонических препятствий к принятию священного сана.

Канонические препятствия, которые делают невозможным поступление на программы бакалавриата духовных учебных заведений Русской Православной Церкви, делятся на три вида: препятствия физического, духовного и социального характера.

К каноническим препятствиям физического характера относят следующие: телесные недостатки, препятствующие совершению богослужения (Апостольские правила 76 и 77); психические заболевания (Апостольское правило 79); отсутствие совершеннолетия к третьему году обучения (Устав Русской Православной Церкви. Глава XVII, 24. б)). Препятствиями духовного характера являются: крещение, совершенное незадолго до поступления (Апостольское правило 80, I Вселенского собора правило 2, Лаодикийского собора правило 3); отречение от православной веры в прошлом (I Вселенского собора правило 2); совершение уголовных преступлений (убийство, в том числе невольное — св. Григория Нисского правила 5 и 6) и нравственных преступлений (Апостольское правило 61). К препятствиям социального характера относятся: второбрачие, в том числе супруги (Апостольские правила 17 и 18); неправославие супруги (Карфагенского собора правило 36); продолжающаяся служба в вооруженных силах, правоохранительных органах, занятие государственных должностей и т. д. (Апостольские правила 81 и 83); занятие предосудительными профессиями и явная дурная общественная репутация (Первое Послание св. апостола Павла к Тимофею 3,7; св. Григория Нисского правило 6; Карфагенского собора правило 55)11.

Важной особенностью функционирования духовных учебных заведений является обязательство всех студентов, сотрудников и членов профессорско-преподавательского состава соблюдать внутренние установления Русской Православной Церкви, включая вероучительные нормы, а также нормы христианской морали и нравственности. В случае их несоблюдения сотрудники духовного учебного заведения могут быть уволены, а обучающиеся отчислены из духовного учебного заведения по решению ректора и (или) по требованию Учебного комитета12. В качестве одного из примеров вышеуказанных норм можно привести запрет на разглашение внутренней служебной информации13 любым внешним по отношению к учебным заведениям источникам любым известным способом.

Содержание образовательных программ определяется Церковью в рамках церковного образовательного стандарта. При реализации федеральных государственных образовательных стандартов духовные учебные заведения учитывают требования государства к реализации соответствующих образовательных программ.

2.                  Государственно-правовой статус духовных учебных заведений

Помимо внутренних установлений Русской Православной Церкви духовные учебные заведения в своей деятельности руководствуются положениями законодательства Российской Федерации, в том числе Конституции Российской Федерации 1993 г.14, Гражданского кодекса Российской Федерации15, Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»16 (далее — ФЗ об образовании), Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»17 (далее — ФЗ о свободе совести), иных законов и нормативно-правовых актов Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации, касающимися свободы совести, мысли и религии, своими гражданскими уставами, зарегистрированными в Министерстве юстиции Российской Федерации.

Один из основных принципов международного права, которым могут руководствоваться духовные учебные заведения в своих отношениях с государствами, — принцип уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести и религии18. Данный принцип является императивной нормой jus cogens, нарушение которой недопустимо ни для одного государства мира. Важно обратить внимание на то, что именно свобода мысли, совести и религии особо выделена в рамках данного принципа, которую государства должны гарантировать гражданам и религиозным организациям. Кроме того, международные нормы, которым обязана следовать Российская Федерация в отношениях с гражданами и религиозными организациями содержатся во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (ст. 18, 19, 20)19, Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 18, 19, 20, 26, 27)20, а также дополняющем его Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (п. 3 ст. 13)21, Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений 1981 г.22 (рекомендательный характер), Европейской конвенции по правам человека 1950 г.23, а также во всех иных международных договорах, посвященных правам человека, которые содержат положения о запрете дискриминации по признаку отношения к религии24.

Конституция России устанавливает общие положения о гарантии свободы совести и вероисповедания (ст. 28), а также о правовом положении религиозных объединений в государстве (ст. 14)25, к которым относятся духовные учебные заведения.

Согласно ФЗ об образовании «духовные образовательные организации создаются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» (п. 2 ст. 22). В соответствии с п. 2 ст. 19 ФЗ о свободе совести «духовные образовательные организации подлежат регистрации в качестве религиозных организаций».

Таким образом, духовные учебные заведения, именуемые в российском законодательстве «духовные образовательные организации», имеют особый правовой статус. Они являются религиозными организациями и образовательными организациями одновременно. В связи с этим порядок их создания отличается от создания остальных образовательных организаций, которые создаются в форме, установленной гражданским законодательством для некоммерческих организаций (п. 1 ст. 22 ФЗ об образовании).

Следует отметить, что Гражданский кодекс Российской Федерации также закрепляет особый порядок правового регулирования духовных образовательных организаций как религиозных организаций. Согласно п. 2 ст. 123.26 «гражданско-правовое положение религиозных организаций определяется настоящим Кодексом и законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Положения настоящего Кодекса применяются к религиозным организациям, если иное не установлено законом о свободе совести и о религиозных объединениях и другими законами».

Иными словами, правовой статус духовного учебного заведения как религиозной организации первичен. Поэтому духовные учебные заведения должны, прежде всего, соответствовать обязательным признакам религиозных организаций, которые указаны в ст. 6 ФЗ о свободе совести, к которым, в частности, относится совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Эти признаки закреплены в уставах духовных учебных заведений как первичные формы (предмет) деятельности26, и только после них указана реализация образовательных программ и все то, что имеет непосредственное отношение к образовательной деятельности духовного учебного заведения27.

Образовательная деятельность духовного учебного заведения также имеет особенности, связанные с его правовым статусом религиозной организации. Согласно п 3. ст. 19 ФЗ о свободе совести: «духовные образовательные организации реализуют образовательные программы, направленные на подготовку служителей и религиозного персонала религиозных организаций, а также с согласия соответствующей централизованной религиозной организации либо уполномоченного централизованной религиозной организацией руководящего или координирующего органа вправе реализовывать образовательные программы среднего профессионального образования и высшего образования в соответствии с требованиями федеральных государственных образовательных стандартов, дополнительные профессиональные программы и программы профессионального обучения». Аналогичное положение содержится в п. 9 ст. 87 ФЗ об образовании.

Следовательно, основной целью образовательной деятельности духовных учебных заведений является подготовка служителей и религиозного персонала для дальнейшего служения и/или работы в своей религиозной организации. В связи с этим, если духовное учебное заведение не реализует программы подготовки служителей и религиозного персонала, заменяя их исключительно образовательными программами согласно федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОС), например, ФГОС Теология, оно нарушает п. 3 ст. 19 и п. 9 ст. 87, поскольку не соответствует основной цели своего создания. Отсутствие у духовного учебного заведения лицензии на реализацию образовательной деятельности по программам подготовки служителей и религиозного персонала религиозных организаций является ярким свидетельством несоответствия статусу духовной образовательной организации.

Важно также отметить, что согласно п. 2 ст. 123.26 ГК РФ «религиозные организации действуют в соответствии со своими уставами и внутренними установлениями, не противоречащими закону». В связи с этим особый правовой статус духовного учебного заведения гарантирует им особые дополнительные права по сравнению с обычными образовательными организациями, с целью учета внутренних установлений религиозных организаций — норм церковного права в Русской Православной Церкви.

Во-первых, «порядок образования органов религиозной организации и их компетенция, порядок принятия решений этими органами, а также отношения между религиозной организацией и лицами, входящими в состав ее органов, определяются в соответствии с законом о свободе совести и о религиозных объединениях уставом и внутренними установлениями религиозной организации» (п. 2 ст. 123.26 ГК РФ).

Таким образом, духовные учебные заведения свободны в формировании внутренней структуры органов и их функционирования. Подобный подход соответствует также положению п. 5 ст. 4 ФЗ о свободе совести: «в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства религиозное объединение создается и осуществляет свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, выбирает, назначает и заменяет свой персонал согласно соответствующим условиям и требованиям и в порядке, предусматриваемом своими внутренними установлениями». Это означает, что духовные учебные заведения вправе сами определять образовательный ценз к членам профессорско-преподавательского состава. В частности, это выражается в том, что для преподавания в духовном учебном заведении по программам подготовки служителей и религиозного персонала достаточно наличия установленного уровня духовного образования в рамках церковной образовательной системы. Наличие светского образования не требуется.

Однако, если духовное учебное заведение реализует образовательные программы в соответствии с ФГОС, то требования к научно-педагогическому составу, установленные государством к конкретной программе, необходимо выполнять. Правда, при государственной аккредитации программы будут учтены не только государственные ученые степени, присваиваемые в соответствии с государственной номенклатурой специальностей, но и богословские ученые степени и звания, присвоенные в рамках церковной образовательной системы28.

Во-вторых, программы подготовки и служителей религиозного персонала не подлежат государственной аккредитации, только государственному лицензированию. Это выводит программы подготовки и служителей религиозного персонала из сферы государственного регулирования с точки зрения их содержания и определения их уровня. Это гарантирует Церкви возможность готовить будущих священнослужителей, церковнослужителей и религиозный персонал по собственным программам без вмешательства государства; а также самостоятельно определять требования к церковному высшему образованию, среднему профессиональному образованию, дополнительному образованию. До недавнего времени в Русской Православной Церкви действовала самостоятельная образовательная система, которая отличалась от государственной образовательной системы.

На сегодняшний день в процессе реализации задачи, поставленной Святейшим Патриархом Московским и всея Руси, относительно сближения двух образовательных систем (церковной и государственной), появились церковные образовательные уровни аналогичные государственным — церковные бакалавриат, магистратура, подготовка кадров высшей квалификации (аспирантура). Однако следует учитывать, что, несмотря на одинаковые названия уровней, требования ФГОС к этим программам не применяются, если сама Церковь не установит иное.

На практике, учитывая стремление к государственной аккредитации и выдаче выпускникам духовных учебных заведений Русской Православной Церкви дипломов государственного образца, программы церковных бакалавриата, магистратуры, аспирантуры содержательно приближаются, а иногда и в полной мере соответствуют требованиям ФГОС Теология. Однако важно еще раз подчеркнуть, что это не обязанность, а право Церкви устанавливать требования к церковным программам аналогичные государственным.

В-третьих, согласно п. 11 ст. 87 ФЗ об образовании духовные учебные заведения вправе устанавливать дополнительные условия приема на обучение, права и обязанности обучающихся, основания для их отчисления, вытекающие из внутренних установлений Русской Православной Церкви. Данная гарантия имеет важное значение, прежде всего, для приема на обучение по образовательным программам согласно ФГОС, поскольку для программ подготовки служителей и религиозного персонала, как следует из вышесказанного, Церковь и так вправе сама устанавливать условия и правила приема на обучение и отчисления.

Кроме того, актуальным правом духовным учебных заведений Русской Православной Церкви является возможность предъявлять для лицензирования образовательной деятельности помещения для ведения образовательной деятельности, не только принадлежащие самому духовному учебному заведению, но и его учредителю29, например, епархии.

Таким образом, при реализации духовными учебными заведениями образовательных программ согласно ФГОС учитывается их правовой статус религиозной организации (соблюдение внутренних установлений) и образовательной организации (требований ФГОС).

В заключение следует отметить, что современный уровень сотрудничества Церкви и государства в России в полной мере обеспечивает возможность реализации духовными учебными заведениями поставленных перед ними задач в соответствии с нормами государственного законодательства и принципами и нормами международного права. Этот положительный пример может быть использован другими государствами во избежание нарушения права на свободу совести и дискриминации христиан в части деятельности религиозных организаций.

Источники

Всеобщая декларация прав человека, принятая резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. [Электронный ресурс]. URL: https://un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml (дата обращения: 16. 11. 2020).

Гражданский кодекс Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, принятая резолюцией 36/55 Генеральной Ассамблеи от 25 ноября 1981 г. // Свобода религии и убеждений: основные принципы (философия, законодательство, защита свободы совести). М.: Гильдия экспертов по религии и праву; Центр по изучению религии и права Университета Бригама Янга; ТЦ Юнеско, 2012. С. 660–663.

Духовные учебные заведения. [Электронный ресурс]. URL: http://patriarchia.ru/db/text/133145.html (дата обращения: 20.09.2020).

Журнал заседания Священного Синода № 79 от 16 июля 2013 г. [Электронный ресурс]. URL: http://patriarchia.ru/db/text/3102896.html (дата обращения: 20. 02. 2020).

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=INT&n=15395 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Канонические препятствия при поступлении в духовные школы Русской Православной Церкви. [Электронный ресурс]. URL: https://mpda.ru/wp-content/uploads/2020/07/prilozhenie-1-kanonicheskie-prepjatstvija.pdf (дата обращения: 30. 08. 2020).

Конвенция о защите прав человека и основных свобод. [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_29160 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Конституция Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г. // Международные пакты о правах человека: сборник документов. СПб.: Социально-коммерческая фирма «Россия-Нева», 1993. С. 12–34.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г. // Международные пакты о правах человека: сборник документов. СПб.: Социально-коммерческая фирма «Россия-Нева», 1993. С. 1–12.

Патриарший календарь на 2020 год. М.: МП РПЦ, 2019. С. 509–510.

Постановление Правительства РФ от 18. 11. 2013 № 1039 (ред. от 30. 09. 2020) «О государственной аккредитации образовательной деятельности» вместе с «Положением о государственной аккредитации образовательной деятельности». [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_154680 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Постановление Правительства РФ от 28. 10. 2013 № 966 (ред. от 21. 02. 2020) «О лицензировании образовательной деятельности» вместе с «Положением о лицензировании образовательной деятельности». [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_153731 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Правила приема в Религиозную организацию — духовную образовательную организацию высшего образования «Московская духовная академия Русской Православной Церкви» для поступающих на обучение по основной образовательной программе высшего образования по направлению подготовки 48.03.01 Теология (уровень бакалавриата) на 2020/2021 учебный год от 15 июля 2020 г. [Электронный ресурс]. URL: https://mpda.ru/wp-content/uploads/2020/07/pravila-priema-bakalavriat-s-popravkami-iz-prikaza-726-ot… (дата обращения: 16. 11. 2020).

Распоряжение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла от 23. 09. 2014 Р-01/19. [Электронный ресурс]. URL: http://old.uchkom.info/images/stories/Docs/rasp_patr23092014r-01_19.pdf (дата обращения: 16. 11. 2020).

Типовой устав духовной семинарии, утвержденный на заседании Священного Синода от 25 декабря 2014 года (Журнал № 124). [Электронный ресурс]. URL: http://uchkom.info/uchebnyy-komitet/dokumenty/tipovoy-ustav-dukhovnoy-seminarii- (дата обращения: 21. 08. 2020).

Учебные заведения Русской Православной Церкви: обновленный список. [Электронный ресурс]. URL: http://uchkom.info/uchebnyy-komitet/uchebnye-zavedeniya/ (дата обращения: 20. 09. 2020).

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 № 125-ФЗ. [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_16218 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 № 273-ФЗ. [Электронный ресурс]. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174 (дата обращения: 16. 11. 2020).

Литература

Кирилл (Гундяев), патр. Эсхатологическое призвание Церкви заключается в том, чтобы не допустить смешения правды с ложью. [Электронный ресурс]. URL: http://patriarchia.ru/db/text/5680291.html (дата обращения: 24. 08. 2020).

Очерк истории Учебного комитета Русской Православной Церкви. [Электронный ресурс]. URL: http://uchkom.info/uchebnyy-komitet/istoriya/index.php?sphrase_id=199202 (дата обращения: 20. 02. 2020).

Свобода религии и убеждений: основные принципы (философия, законодательство, защита свободы совести) / ред. Т. Линдхольма, К. Дурэма, Б. Тахзб-ли. М.: Гильдия экспертов по религии и праву; Центр по изучению религии и права Университета Бригама Янга; ТЦ Юнеско, 2012.

Семенова Н. С. Конституционный принцип сотрудничества Церкви и государства в современной России: правовой анализ // Евразийский юридический журнал. 2018. № 7. С. 144–147.

The Current Legal Status of Theological Educational Institutions of the Russian Orthodox Church in the Russian Federation

Nataliya S. Semenova

PhD in Law

Associate Professor of Department of Church Practical Disciplines

at the Moscow Theological Academy

Holy Trinity-St. Sergius Lavra, Sergiev Posad 141300, Russia

semenovanataliya@mail.ru

For citation: Semenova, Nataliya S. “The Current Legal Status of Theological Educational Institutions of the Russian Orthodox Church in the Russian Federation”. Praxis, № 2 (4), 2020, рр. 17– 33. DOI: 10.31802/PRAXIS.2020.4.2.001.

Abstract. The article is devoted to the Church and state regulation of the legal status of theological educational institutions of the Russian Orthodox Church in the Russian Federation in the modern period. The main purpose of the study is to analyze the legal status of religious educational institutions as religious organizations, on the one hand, and as educational organizations, on the other. The primacy of the legal status of the religious organization distinguishes the legal status of theological educational institutions from other educational organizations. In connection with the need to comply with the provisions of the Constitution of Russia concerning freedom of conscience and religion, the provisions of the Federal Law «On Freedom of Conscience and Religious Associations», as well as the norms of International Law, the state and the Church are looking for legal solutions to avoid discrimination training of clergy and religious personnel in accordance with the internal regulations of the Russian Orthodox Church. The article presents the features of the church status of theological educational institutions, associated, first of all, with the presentation of requirements for students and teachers of a high level of Christian morality, as well as the features of state status, which are designed to ensure, if possible, all the requirements of the church status of theological educational institutions. This article was prepared with the financial support of the Russian Federal Property Fund in the framework of the scientific project № 18-011-00292.

Keywords: theological educational institutions of the Russian Orthodox Church, Educational committee, human rights, right to freedom of thought, conscience and religion, discrimination of christians, Christianity.

References

Gundyaev K. (2020) Eskhatologicheskoe prizvanie Cerkvi zaklyuchaetsya v tom, chtoby ne dopustit’ smesheniya pravdy s lozh’yu [The Eschatological Vocation of the Church Is to Prevent the Mixing of Truth with Falsehood], available at: www. patriarchia.ru/db/text/5680291.html (24. 08. 2020) (in Russian).

Lindholm T., Dorama K., Tahzib Lee B. (eds.) (2012) Svoboda religii i ubezhdenij: osnovnye principy (filosofiya, zakonodatel’stvo, zashchita svobody sovesti) [Freedom of Religion and Belief: Basic Principles (Philosophy, Legislation, Protection of Freedom of Conscience)]. Moscow: Gil’diya ekspertov po religii i pravu; Centr po izucheniyu religii i prava Universiteta Brigama Yanga; TC Yunesko (in Russian).

Semenova N. S. (2018) “Konstitucionnyj princip sotrudnichestva Cerkvi i gosudarstva v sovremennoj Rossii: pravovoj analiz” [“Constitutional Principle of Cooperation between Church and State in Modern Russia: Legal Analysis”]. Evrazijskij yuridicheskij zhurnal, no. 7, pp. 144–147 (in Russian).

Московская духовная академия / Учебный комитет Русской Православной Церкви

110 просмотров