Первый визит патриарха Алексия II в Вологду

Мы начинаем серию публикаций, посвященную памяти Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В 2018 году мы вспоминаем десятилетие его кончины.

О визите в нашу епархию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II, который состоялся в середине августа 1992 года, рассказывает протоиерей Валерий Бурков.
— Батюшка, в 1992 году вы ведь были секретарем епархии, принимали самое непосредственное участии в организации визита…
— Конечно, я не один этим занимался. Многое сделал архиепископ Михаил (Мудьюгин), управлявший в то время Вологодской епархией, протоиерей Александр Кульчинский — он тогда был советником Губернатора по религиозным вопросам, осуществлял связь областной администрации с епархией, и многие другие люди этим занимались.
— Скажите, пожалуйста, а почему именно в то время Святейший Патриарх решил приехать в наши края?
— В 1992 году широко отмечалось 600-летие со времени преставления Преподобного Сергия Радонежского, в связи с этим проводились научные конференции, одна из них прошла в Вологде. Святейший Патриарх открыл этот представительный научный форум, на который собрались ученые не только со всей нашей страны, но и из Италии, Германии. Это была очень серьезная конференция, с нее и началось празднование юбилея игумена земли Русской. Порадовало, что отлично выступили наши исследователи — Роман Александрович Балакшин, например, Александр Васильевич Камкин.
Конференция проходила оживленно, интересно, тогда еще опыта не было проведения масштабных научных собраний на такую тему, и многим хотелось высказаться, ведь Церковь стала свободно исповедовать свою веру. Эта юбилейная конференция, подчеркивавшая связь двух великих русских святых — преподобных Сергия Радонежского и Димитрия Прилуцкого — имела исключительное значение для нашего края, для Северной Фиваиды. И Святейший Патриарх своим присутствием подчеркнул значимость этого события. Там были представители Германии, которые торжественно подарили монастырю несколько икон.
И еще хочу сказать, что за месяц до визита мне пришлось встретиться при необычных обстоятельствах со Святейшим Патриархом в Ленинграде. Это было очень неожиданно, негаданно, это было для меня, можно сказать, чудо. Мы с матушкой были в Ленинграде, узнали, что он должен совершить Всенощное бдение в Иоанновском женском монастыре. Об этом широко не оповещалось, мало кто знал, что Святейший приедет. Я подхожу на елеепомазание к Патриарху и решился заговорить:»Ваше Святейшество, разрешите представиться, я секретарь Вологодской епархии». Патриарх сказал, что ему очень приятно познакомиться, и я отошел. Вскоре ко мне подошел иподиакон и передал, что Святейший хочет со мной поговорить. Я подошел к кафедре, и Святейший Патриарх доброжелательно побеседовал со мной. Оставался ровно месяц до визита, и Патриарх интересовался, как мы готовы к встрече, как ему лучше ехать — поездом или самолетом… «Ваше Святейшество, — ответил я, — мы готовимся к встрече, очень, очень рады будем Вашему долгожданному приезду, это для нас великое событие». Святейший Патриарх внимательно выслушал, улыбнулся: «Хорошо, приеду, передайте сердечный привет владыке Михаилу».
— И прилетел он на самолете.
— Да, это была очень волнующая встреча, напряжение читалось на лицах всех, кто был тогда в аэропорту. Для нас визит Святейшего — большой почет, и я помню тот день отчетливо. Вот Патриарх неторопливо спускается по трапу, его окружают репортеры, и он обращается к собравшимся с первым словом на Вологодской земле. Патриарх говорит о своей великой радости находиться на земле Вологодской, которая прославилась великими молитвенниками…
— В тот же день он поехал в Спасо-Прилуцкий монастырь, на открытие научной конференции?
— Да, а перед тем, как открыть конференцию, Святейший Патриарх освятил колокол, который сразу же подняли на колокольню. Освящение проходило по чину, спокойно, неторопливо, все было исполнено большой радости. Когда колокол стал подниматься, у нас у всех на глазах появились слезы. Это был символ возрождения нашей духовной жизни. И такое ощущение было, что он поднимается к небесам. Это было восхитительное зрелище…
— Вечером Патриарх совершил Всенощную в монастыре…
— Да, под праздник Всемилостивого Спаса — престольный праздник Спасо-Прилуцкого монастыря. И это была первая патриаршая служба на Вологодчине, все чувствовали ее необычность, торжественность, особую значимость. Служба была совершена в нижнем храме Спасского собора — верхний тогда еще не был готов. Отмечу, что Патриарх вел себя очень естественно, просто. Чувствовалось, что он молитвенно настроен, очень сосредоточен, и эта его сосредоточенность в молитве передавалась всем, кто служил на Всенощном бдении. Запомнилась удивительная атмосфера на том богослужении — была, я бы так сказал, блаженная тишина, хотя храм был переполнен. Было такое ощущение, что люди не дышали. Кажется, слышались только пение, возгласы — и никаких посторонних звуков.
Святейший вел службу сосредоточенно, но спокойно, и это создавало общий настрой проникновенной молитвенности. Мы волновались, конечно, но это было не то волнение, когда только и думаешь, как бы не сбиться, не напутать что-нибудь — и нередко бывает, что тут-то и начинаешь теряться, делать ошибки… Патриарх очень доброжелательно относился к каждому человеку, который к нему обращался или подходил просьбой за благословением; он очень неторопливо, благосклонно все делал. Чувствовалась в нем удивительное благородное спокойствие.
Молитвенная наполненность его души передавалась и всем нам. Произошло примечательное событие. Во время Всенощной вдруг паремии стал читать Владимир Фуксов — верующие вологжане его хорошо знают, он много лет регентовал в кафедральном соборе. Но читал во время богослужений он очень редко, и потому во время подготовки к службе никто не рассматривал его как чтеца. Но вот Владимир совершенно неожиданно для всех подошел к Патриарху, попросил благословения. Мы переглянулись, не зная, что будет. Но владыка Михаил отреагировал на появление Владимира совершенно спокойно, Святейший Патриарх благословил. И какой неожиданной радостью стало для нас то, как прочел паремии Владимир! Это была классика церковного чтения — красиво, звучно, проникновенно, очень молитвенно… Как раз обнаружилась его большая скромность, ведь он свой талант не особенно показывал. А это было именно очень талантливое чтение.
Вообще, многое во время того визита происходило несколько импровизированно. Для нас, например, было неожиданным, что облачение Патриарху выносят священники. Это придает особую торжественность богослужению.
— Была еще Божественная литургия в кафедральном соборе?
— Да, и эта служба запомнилась всем своей спокойной духовной наполненностью. Не было такой излишней эмоциональности, умиления, как бывает порой. Святейший Патриарх вел службу сосредоточенно, с достоинством.
Запомнилось мне после литургии выступление покойного ныне архиепископа Михаила. Он — блестящий проповедник, замечательный оратор, и дал в своем выступлении очень меткую оценку деятельности Патриарха за те два года, что прошли со времени его интронизации.
— Как известно, Патриарх посетил и Покровское…
— Поездка в Покровское носила несколько народный характер. Там бублики продавали, собрался народ из близлежащих деревень — кто на машинах, кто пешком. Ничего не перекрывалось. Милиция была, конечно, но она только наблюдала, чтобы не было хулиганства, выступлений каких-нибудь нежелательных. Однако все было очень празднично.
Святейший Патриарх там все осмотрел, побывал на могилах родственников святителя Игнатия (Брянчанинова). Помню, что он много разговаривал с Александром Павловичем Тарасовым…
— Это главный врач туберкулезного санатория, что размещался долгое время в Покровском, он многое сделал для того, чтобы сохранить усадьбу.
— Патриарх заинтересованно слушал его и задавал довольно много разных вопросов, как бы проверяя его познания, определяя, чем вызван интерес к Покровскому. Тарасов, я скажу, не терялся, на любой вопрос у него был ответ. Полагаю, что Патриарх по достоинству оценил этого человека, истинного подвижника, большого сторонника возрождения Покровского как места, святого для каждого русского православного человека. Он рассказывал о планах восстановления усадьбы, и это не была голая риторика; чувствовалась его внутренняя убежденность в том, что Покровское обязательно будет возрождено. Он говорил проникновенно, горячо, и, конечно, получил благословение Святейшего Патриарха.
— Отец Валерий, Патриарх, наверное, в ходе визита имел немало деловых встреч..
— Запомнилась встреча с Губернатором и сотрудниками областной администрации. Состоялся очень важный, очень серьезный разговор по проблемам становления приходской жизни Вологодской епархии. Патриарх был рад тому, что налажен хороший контакт между областными властями и Вологодской епархией.
— А какую-нибудь конкретно тему разговора не припомните?
— Вопросы рассматривались разного порядка.
Заговорили, что надо поднимать монашество — раньше в епархии было 22 монастыря, а на время визита Святейшего — всего два. Эта проблема связана, прежде всего, сказал Патриарх, с кадрами. На Руси монахами в основном становились выходцы из крестьянства. Это ведь были люди, не испорченные городской цивилизацией, и именно они составляли ядро насельников обителей, многие из них были истинными подвижниками. А сейчас крестьянства практически нет. Значит, в монастыри идут люди, отягощенные всеми современными страстями и пороками. На взгляд Святейшего, главное — не стены монастырские возрождать, а подбирать, воспитывать таких людей, которые могут стать настоящими монахами — трезвенными, молитвенными… Ну, конечно, о текущих проблемах говорил владыка Михаил, губернатор отвечал, что будут стараться помогать.
— Скажите, пожалуйста, батюшка, а с вологодскими деловыми людьми Святейший Патриарх встречался?
— Покои Святейшего Патриарха находились в бывшей гостинице обкома партии, что на улице Козленской. Там Святейший устроил прием, был накрыт стол на несколько десятков человек, в основном были как раз представители местного бизнеса, который еще только, можно сказать, начинал развиваться. Эти люди внимательно слушали Святейшего Патриарха, задавали ему интересные вопросы — то есть за столом завязался интересный и полезный разговор. Почувствовалось, что есть люди, которые готовы помочь Святой Церкви в возрождении нашей епархии. Ну и здесь, как и вообще во все время пребывания Святейшего Патриарха на Вологодчине, основное чувство у всех было одно — это радость встречи с предстоятелем Русской Православной Церкви.
— Как я помню, встрече с Патриархом народ искренне радовался всегда и везде.
— Вспоминается, как прибывает Святейший днем к месту отдыха, к гостинице — а там стоят люди, и ведь никакого оповещения не было, все сами собирались. чтобы только увидеть Святейшего, приветствовать его, громко сказать какие-то добрые слова.
Патриарх посетил Софийский собор, и там тоже народ стоял, площадь перед храмом вся была заполнена народом, ждали несколько часов на солнце — жаркая тогда стояла погода. Он выходит из машины — ему аплодируют…
— С тех пор прошло пятнадцать лет — целая эпоха…
— Знаете, у Бога случайностей нет. И что мы переживаем сейчас в определенном смысле юбилейную дату, много значит для нашей епархии. И если первый визит Святейшего Патриарх можно, наверное, расценивать как стремление поклониться святым подвижникам Северной Фиваиды, то сейчас он приезжает посмотреть, а что же мы сами сделали на этой намоленной земле, как чтим память просиявших на нашей земле угодников Божиих. И круглая дата подчеркивает важность этого визита, так мне кажется. Ведь у Патриарха дел очень много, и то, что епархия удостоилась такой милости, — возможно, признак хорошего отношения. Думаю, народ и нынче встретит высокого гостя с радостью и почтением.
2007 год
Беседовал Андрей Сальников
Источник: http://blagovest.orthodoxy.ru/mb/2007n04n06/2007n04n06s16.php

110 просмотров