Доклад митрополита Вологодского и Кирилловского Саввы на собрании духовенства Вологодской епархии

Всечестные отцы и матушки игуменьи, братья и сестры!

Сегодня мы с вами встречаемся на собрании, подводящем итог нашей совместной работы за ушедший период 2020 года.

Не скрою, что 2021 год тоже является не таким простым, как и предыдущий, однако, хочется верить, что существующие у каждого из нас надежда и вера – это два краеугольных «столпа», благодаря которым «конструкция» нашего сознания продолжит быть крепкой, вопреки «ураганам» жизни, которые призваны лишь закалить нас, по Воле Всеведущего Отца нашего Небесного.

Мы собрались здесь и для того, чтобы также наметить планы на дальнейший период нашей жизни в епархии, вместе поговорить о наиболее важных темах церковной жизни, и решить ряд организационных вопросов.

Однако, прежде всего, позвольте выразить свою благодарность всем вам за ту поддержку, которую вы оказываете мне, как епархиальному архиерею, за ваши молитвы и труды. Благодарю членов епархиального совета, руководителей епархиальных отделов, отцов благочинных, настоятелей, клириков, монашествующих и мирян Вологодской епархии. Молюсь о вас, и, в свою очередь, прошу ваших молитв обо мне.

Помимо этого, традиционно, должен ознакомить всех вас с некоторыми статистическими данными за 2020.

На сегодняшний день Вологодская епархия включает в себя:

1. 118 зарегистрированных приходов,
2. 63 приписных храмов (из них 5 в составе Благочиния монастырей, Архиерейских и монастырских подворий),
3. 94 часовни,
Итого: 181 храм и 94 часовни (в 60 храмах Богослужение совершается чаще одного раза в неделю).

По состоянию на текущий момент пастырское послушание совершают:

1. 126 священников,
2. 18 диаконов,
Итого: 144 клирика.

Действующих монастырей в епархии:

1. 7- мужских,
2. 2 — женских,
Итого: 9

В составе которых:

1. 19 — монашествующих не имеющих сана;
2. 26 иеромонахов (из них несут свое послушание на приходах епархии — 1),
3. 7 – иеродиаконов,
4. 11 – послушников и послушниц,
5. из состава «белого» духовенства совершают свое служение в женских монастырях – 3 клирика,
Итого: 52 монашествующих, 11 послушников, 3 клирика.

Заштатное духовенство Вологодской епархии на 2020 г. составляет 15 человек.

Выведено за штат Вологодской епархии в связи с переходом в другую епархию — 10 священнослужителей.

Рукоположено в 2020 г.:

1. в священнический сан 4 человека,
2. в сан диакона – 8 человек,
Итого: 12.

В Вологодской митрополии действует Вологодская Духовная Семинария:

Число преподавателей – 52;
Число обслуживающего персонала – 15;
ВСЕГО ОБУЧАЕТСЯ на данный момент– 367 человек;
Бакалавриат – 214 человек (очно – 30 студентов, заочно – 184 человека);
Катехизаторское отделение – 140 человек (очно — 38, заочно -102);
Регентское отделение – 13 человек;

От епархии в различных духовных школах Русской Православной Церкви обучается 6 человек (в Санкт-Петербургской Духовной Академии).

Со времени прошлого епархиального собрания (с 27 декабря 2019) невосполнимой утратой стали 4-е клирика Вологодской митрополии. Вспомним их имена:

1. иерей Александр Нехвядович (†21.08.2020);
2. диакон Глеб Надеждин (†11.11.2020);
3. протодиакон Георгий Рябинин (†01.05.2021);
Почивший клирик Череповецкой епархии:
4. иеромонах Игнатий (Ланге) (†28.04.2021);

Пропоем им ВЕЧНУЮ ПАМЯТЬ!

Всемогущий Господь миловал нашу епархию, и в период пандемии пока ни один клирик не скончался от COVID-19, но в прошлом году уже переболело 20 клириков с подтвержденным диагнозом.

Случилось одно чрезвычайное происшествие:
На Приходе храма святителя Афанасия Великого д. Чирково Усть-Кубинского района: в отчетном году сгорел приходской дом, в котором размещалась трапезная и жилое помещение. К сожалению, здание восстановлению не подлежит.

Обзор деятельности епархиального архиерея в 2020 году

В ушедшему 2020 год отправной точкой моей деятельности, как епархиального архиерея, является назначение Священным Синодом на Вологодскую кафедру 25 августа, которое воспринято мною как честь и возможность потрудиться на земле, где просияли подвигом многие преподобные, Северной Фиваиды, и продолжить дело моих предшественников архиереев.

До конца 2020 года удалось совершить Богослужения в большинстве действующих храмов города Вологды. Посетить приходы Вологодского, Кирилловского, Грязовецкого, Шекснинского и Сокольского благочиний, а также перечисленные монастыри Вологодской епархии: Спасо-Прилуцкий, Кирилло-Белозерский, Рождество-Богородицкий Ферапонтов, Воскресенский Горицкий, Свято-Троицкий Павло-Обнорский, Горне-Успенский и Спасо-Каменный.

Таким образом за период с августа по декабрь 2020 года мною было совершено:

1. 40 Божественных Литургий,
2. 16 Всенощных бдений,
3. 2 Молебна,
Всего: 58 богослужений.

Памятным событием в ушедшем году для Вологодской митрополии стало Великое освящение Воскресенского кафедрального собора г. Вологды, которое было возглавлено Преосвященным Антонием, митрополитом Бориспольским и Броварским, управляющим делами Украинской Православной Церкви Московского Патриархата в сослужении Преосвященных архипастырей и пастырей, в присутствии Губернатора, общественности и многочисленных прихожан.

Хочу выразить особую благодарность Губернатору Вологодской области Кувшинникову О. А., председателю Попечительского Совета по восстановлению Воскресенского кафедрального собора и всем попечителям, которые являются и членами совета, за пожертвования и огромные труды по восстановлению святыни, отмеченные Патриаршими и архиерейскими наградами.

В этом году также продолжаются реставрационные работы первого этажа Воскресенского Кафедрального собора. Их завершение и Великое освящение собора должны стать главным событием ближайшего будущего.

Кроме этого за отчетный период было совершено 3 Великих освящения храмов.

В 2020 году под моим председательством прошло 3 заседания Епархиального совета.

Среди важных вопросов, рассмотренных Советом, стали:

• учреждение коллегии Вологодской епархии для координации деятельности епархиальных учреждений;
• утверждение регламента делопроизводства Вологодской епархии;
• организационные вопросы великого освящения Воскресенского кафедрального собора и празднования 650-летия со дня основания Спасо-Прилуцкого Димитриева монастыря в 2021 году;
• рассмотрение докладов о жизни и деятельности благочиний и духовной семинарии Вологодской епархии.
• предложения по преодолению последствий коронавирусной инфекции приходами.

С момента моего назначения на Вологодскую кафедру до начала текущего года уже проведено несколько рабочих встреч с губернатором Вологодской области О. А. Кувшинниковым. Также мною были проведены ряд аудиенций с руководителями управлений Министерства внутренних дел и Федеральной службы безопасности по Вологодской области, Прокуратуры региона, председателем Комитета по охране объектов культурного наследия и мэром города Вологды. А также с руководителями ведомств и учреждений культуры Вологодской области и города Вологды, представителями предпринимательского сообщества.

Как временно управляющий Великоустюжской епархией, я совершил 3 пастырских визита в оную за истекший год.

О Пастырской бережливости и ответственности

Вероятно, каждый из вас сейчас задумался о том, что же на самом деле в сегодняшней встрече будет особенного с учетом вышеобозначенной статистики, рассказов наших «коллег» и, в общем и целом, – нашего с вами здесь пребывания. Что ж, постараюсь ответить на эти и другие вопросы постепенно.

Для начала хотелось бы сделать первоочередной акцент на духовном богатстве Вологодского края. Плоды его благодатной мудрости, радости, многовековых трудов мы и по сей день можем наблюдать как вокруг себя, так и в удивительной Истории нашего родного Отечества. Являясь наследниками этого непреходящего достояния, важно понимать и не забывать, что каждый из нас несет ответственность за его сохранность и преумножение (я не раз еще буду возвращаться сегодня к слову «ответственность») перед Богом, людьми, их душами и перед самим собой.

День за днем все мы несем свое служение в разных условиях, с разными обстоятельствами, оставаясь при этом неотъемлемой частью Церковной семьи, неизбежно наблюдая друг за другом и событиями, разворачивающимися ежесекундно вокруг в нашем быстротечном мире. Но, что видим мы? Что видят другие, глядя на нас?

Прежде всего, и это не секрет, окружающие, посмотрев, даже мельком, на священнослужителя, видят некий «архетип», то есть «базовый» символ, который занимает определенное место в их сознании. А тем временем, говоря подробнее об этом, отмечу, что «Архетипы обеспечивают глубинную структуру для человеческой мотивации и значимости. Когда мы встречаемся с ними … они пробуждают в нас глубокие чувства. Эти отпечатки, … являются «аппаратным обеспечением» нашей психики.» Замечу, что отношение более зрелых людей и молодого поколения порой «в корне» совершенно разное. Почему?

Многих из нас с детства приобщали в той или иной степени к вере, поясняя и посвящая в этот непростой мир отношений с Богом. Поэтому те, кто с этой «ситуацией» знаком, спустя много лет имеют «в своей голове» тот самый «некий образ». И хорошо, если этот «образ» действительно позитивный и добрый, тогда и к другим священникам человек изначально будет настроен без негатива, злобы, так как в этом случае существует так называемый «запас доверия», который дает возможность другому «ошибиться», позволяет человеку «быть иногда неидеальным», испытывая снисхождение к слабостям, пониманию таких немощей.

Но, вместе с тем, существует и совершенно «обратная» ситуация: растут дети, уже чаще это подростки в своей «массе», кто «воспитан» на информационных скандалах, критике, негативе («хейтерстве») и недоверии к миру. Их не учили в православной традиции, они не знают христианства и воспринимают это, как нечто «странное», навязанное им. Они «оценщики» уже изначально, у них отсутствует тот самый первичный, скажем так, архетип, связанный с миром христианства. А значит его, и всех, кто к нему «причастен» они воспринимают либо «с нуля», либо со скептического: «Посмотрим».

При этом мы помним, что каждый священник, по сути, – Пастырь. А Пастырь – это пастух, который пасёт стадо. И в христианском значении священник является наставником паствы, «путеводителем» для человека на долгом пути в Царствие Небесное. В Евангелии от Иоанна Богослова можно прочитать: «Аз есмь Пастырь добрый; Пастырь добрый душу свою полагает за овец, а наемник бежит, потому что он наемник и нерадит об овцах» (Ин. 10:11-12).

Господь наш Иисус Христос – Первосвященник Церкви Христовой, Он — главный Пастырь всей твари. Митрополит Антоний Сурожский пишет: «Нет власти у священника; нет прав у священника; есть только страшная и дивная, подлинно божественная привилегия – любить до смерти, и смерти крестной».

Поэтому и Пастырство – не только призвание в аспекте таланта души, но и «должность», которая подразумевает под собой дисциплину и обязательства по воспитанию человека, его «духоводительству». Апостол Павел пишет в посланиях к своему ученику — апостолу Тимофею: «Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству, с возложением рук священства» (1 Тим. 4:14). И далее увещает его: «Напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через моё рукоположение» (2 Тим. 1:6). Что значит, это делание нельзя оставлять на халатность, его нужно постоянно совершенствовать, «возгревать», нести, как священный огонь.

Мы верим, что душе пастыря сообщается дар влияния на души ведомых, эти дары посылаются ему Благодатью во время рукоположения. Об одном из них пишет митрополит Антоний (Храповицкий): «Пастырю даётся благодатная, сострадательная любовь к пастве, обусловленная собой способность пережить в себе скорбь борьбы и радость о нравственном совершенствовании своих пасомых, способность чревоболеть о них, как апостол Павел или Иоанн. Такое свойство пастырского духа и выражает самую сущность пастырского служения».

А теперь, учитывая вышеизложенное, плавно перейдем к нашей текущей ситуации. Что мною замечено за то краткое время, которое уже успел провести в сослужении и личных встречах, во вверенной мне Вологодской митрополии? Во-первых, конечно, хочу отметить священнослужителей, благодаря которым можно сказать: «Род христианский не посрамился перед Творцом нашим! Спасибо!» — с искренней сердечностью и радостью говорю это Вам!

Но есть и те, кому хочется сказать совершенно иные слова. Итак, за прошедшее время удалось пообщаться со всеми воспитанниками духовной школы и большинством Вологодского клира из разных «уголков» нашей необъятной. Что же я увидел? Порой «бардак» в головах. Разрозненность. Превращение высшей цели служения в бытовой, в самом пошлом его значении, «гедонизм». Передо мной лично сидел священник, я подчеркну – не продавец обуви, не режиссер, не товаровед, а священник, давно рукоположенный осознанный человек, который, будучи уже «на склоне лет», сказал мне — архиерею в процессе беседы: «А зачем мне вот эта ваша учеба, семинария, я уже НАСЛУЖИЛСЯ. Знаете ли, чего там говорить на проповеди: чтоб не пили, не курили, ну и ладно».

Не знаю, как удалось сдержаться, видимо Господь послал сил, но первой реакцией моей был шок. Ушам своим не верю: как это так священник может «наслужиться»? Литургия — это центр жизни священнослужителя. Вспомним недавний подвиг новомучеников и исповедников Церкви Русской, когда, не имея возможности совершать Литургию в храме, не имея «веществ» для Таинства, антиминса, они совершали ее на груди епископа, в отхожем месте, на гнилом хлебе и ягодном соке. В этом мы видим жажду совершения Литургии новомучениками и любовь к этому Великому Таинству, ведь для них каждый день был как последний. И в этом было самое честное откровение.

И это лишь единичный случай из многообразия засвидетельствованных «нестыковок». Поэтому с глубокой скорбью наблюдаю, как некоторые очень «удобно» предали забвению, что вообще такое Церковь, зачем мы здесь; забыли исконные значения «элементарных» понятий. Так что их я и хочу сегодня напомнить.

Такое непонимание, к сожалению, присуще не только «пастырям». На сегодняшний день приходится говорить о страшной секуляризации человечества, верующих: люди перестают понимать значение Таинств, их смысл, значение Церкви. Огромное количество молодых людей никогда в своей жизни не открывали Библию, они не знают, что такое Евангелие. Многие даже не знают молитвы «Отче наш», а «дом Божий» посещают всё реже и реже. Так что, если мы и дальше будем вести только политику «требоисполнительства», то в скором времени храмы опустеют, а при пандемии, как сейчас, выглядит это еще более катастрофично. В связи с чем, очень важно понять такие проблемы более глубинно, и найти способы их решения. Однако, перед этим необходимо сформулировать сущность учения Церкви в вопросах пастырства. Так что, как говорится, вспоминаем «Азы».

С самого начала Своего общественного служения Иисус Христос избрал для проповеди о Нём всем народам апостолов. «И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были, и чтобы посылать их на проповедь (Мк. 3:14). И Он поставил одних апостолами, других пророками, иных евангелистами, иных пастырями и учителями к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова» (Еф. 4:11). «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я заповедал вам, и Я буду с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф 28:19-20).

Из чего следует, что сущность учения Православной Церкви по вопросу пастырства такова: Иисус Христос преподал верующим Своё Божественное учение, которое необходимо для спасения души человеческой. Для распространения и утверждения Своего учения Он избирает особых лиц – апостолов.

Апостолы для этой же цели поставляют епископов, которым предоставляется право рукополагать пресвитеров, заповедуя им проповедовать Слово Божие.

В силу этого, после апостолов право церковного пастырства (учительства), по преемству перешло к епископам и пресвитерам.

Предметом пастырства должны служить:

а) изъяснение Священного Писания,
б) истины догматические и нравственные,
в) истины церковно-литургические и обрядовые.

Источником пастырства являются Священное Писание и Священное Предание, а Руководством – «голос Церкви», выраженный в творениях святых отцов и учителей Церкви, а также в определениях Вселенских и Поместных Соборов. Пастырство, не руководимое голосом Церкви, есть самопроизвольное, могущее производить только ереси и расколы.

А у нас же, как происходит в реальной жизни? Многие священнослужители, да и вообще, в большинстве своем, люди «мечтают» и пытаются стать для других наставниками, причём так, чтобы быть всегда им «учителями» с большой буквы. Но при этом, обычно забывают слова Священного Писания, в которых Господь наш Иисус Христос предостерегает: «А вы не называетесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья» (Мф. 23:8). Получается, здесь должно учитываться два аспекта: во-первых, каждый из священников «в конечном итоге» должен привести своего ученика к Учителю – Христу, — это единственная главная задача; а во-вторых, невозможно стать для кого-либо учителем, если ты не стал ему братом, который ведёт его не к самому себе, а Отцу на небесах. Вот конкретно к этой любви стремиться в своём пастырском служении и призывает нас Творец.

Кроме того, Божественное учение, которое заповедал Господь, – это, в первую очередь, Священное Писание и Священное Предание. Опять-таки, повторение – мать учения: перед рукоположением священнослужителя в сан иерея следует диаконское рукоположение, а перед ним — так называемые «хиротесия» во Чтеца и Иподиакона (вам всем это хорошо известно), во время которых чтецы и иподиаконы обязуются ежедневно читать Священное Писание. Более того, это обязательство никуда не уходит с рукоположением в священника, а напротив, — усиливается.

Выходит, что «структурная» задача священника, как пастыря, – непрестанно изучать Священное Писание и наставлять своих пасомых к ежедневному его чтению. «Проповедовать Слово Божие» – вот основные слова и главные действия, которыми должен руководствоваться каждый пастырь. А мы читаем каждый день Священное Писание?

Увы, часто приходится констатировать факт, что иногда во время Божественной Литургии не слышно проповеди. И то, чему посвящён отдельный предмет в стенах духовных школ, — «гомилетике», не придаётся важного значения. Но, между тем, именно проповедь с амвона является чуть ли не основным «оружием» в борьбе с обществом «намеренного духовного неведения», и потому гомилетика неотделима от служения. Ведь как можно быть пастырем, если «овцы твоего стада не будут знать твоего голоса?»

Вспомним Притчу Иисуса Христа об этом: «1Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; 2а входящий дверью есть пастырь овцам.3Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. 4И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. 5За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса. 6Сию притчу сказал им Иисус; но они не поняли, что такое Он говорил им. 7Итак, опять Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. 8Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. 9Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет. 10Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. 11Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. 12А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. 13А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах. 14Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. 15Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. 16Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10:1-16).

Из-за «времени безбожия» в нашей Церкви образовалась огромная, всепоглощающая «дыра»: старшее поколение окрестило своих детей, один-два раза в детстве их привело к храму, а на этом и «всё». Эти дети выросли в атеистическом обществе, в котором не было времени и места для Бога. Хотя сейчас мы живём во время «детей тех детей», когда вроде бы надо воздать «дань традиции», и они ещё крестят своих детей, но уже их дети абсолютно не понимают, зачем и кому это нужно. И получается, что в большинстве своем такое отношение – результат многолетнего невежества и отсутствия позитивной информации о Церкви, которая стала, как бы «закрытой субкультурой», отгородившейся от всего общества. А нам, на самом деле, нужно как раз-таки разрушать такие «барьеры», которые отделяют нас от людей нецерковных.

Иначе и выходит, что живём-то мы в обществе, где «слепой ведёт слепого», и хорошо, если и не глухонемого при этом. Так что сейчас перед священством стоит поистине «титаническая» задача: объяснять, «разжевывать» каждый шаг церковной жизни и жизни со Христом. А место каждой такой встречи – проповедь во время Богослужения. Это время, когда священник-пастырь должен объяснить и Священное Писание, и Священное Предание; более того, без этой синергии невозможно представить истинного наставничества в христианском русле.

«Надлежит, чтобы священники в дни воскресные и праздничные в церкви людей поучали, прочитывая им на литургии новоизданные проповеди: а на утренних другое что-нибудь из прологов и других святых книг, также богословию и катихизис, толкуя его прихожанам по возможности: а которые священники и диаконы учились в школах, чтобы и от себя говорили чаще проповеди, и тем бы делали честь своему сану, и пользу христианам. А кто сколько скажет проповедей, о том Его Преосвященству сообщать, чтобы можно было распознать трудолюбивых от ленивых» (Инструкция благочинным иереям, или протоиереям, 1775).

«Возгревайте дар Божии, который в вас» (2 Тим. 1:6). А это возможно только «при помощи» любви, доброделания, поста и молитвы, ревности о спасении себя и паствы. Слово священника должно исходить из души, оно должно быть наполненным верой, и только тогда проповедь дойдёт до сердец верующих, неизбежно принося со временем свои дивные плоды. Если же у священника получается наладить «контакт» во время проповеди, то это огромная вероятность того, что и после богослужения этот «контакт» с человеком сохранится, а значит, он останется на приходе, будучи всё меньше «захожанином» и всё больше «прихожанином».

Святой Иоанн Кронштадтский говорит уникальные слова о целях, которые должен ставить перед собой священнослужитель на проповеди: «Нам, проповедникам, надо только помогать действиям Божиим над сердцами человеческими, ловить их готовые расположения к покаянию и усиливать их».

Когда духовника Троице-Сергиевой лавры — архимандрита Кирилла (Павлова) — в свое время спрашивали, есть ли еще в России старцы, он говорил: «Насчет старцев не знаю, а старики — точно есть». То же самое мы можем сказать и про нас пастырей. Если человек живет согласно православной традиции, изучает творения святых отцов, если он имеет некий свой, пусть и минимальный, но реальный, личный опыт аскезы, у него тогда есть возможность отличить правду от лжи. Если же этого опыта нет, то человек будет ориентирован на вымышленный «яркий образ», но, к сожалению, в итоге, пройдёт мимо Христа.

Помимо этого, священник должен обладать чувством стиля и меры: «нельзя «играть роль», вести себя по-разному при различных обстоятельствах, всюду он должен быть самим собой. Всякая напускная елейность, фальшивый тон будут звучать и восприниматься окружающими с отвращением» (Остапов, 2000). Что же опасного может произойти, если «забыть» некоторые обязательные моменты своего служения? Теперь вспомните примеры типов людей, о которых я говорил в самом начале.

Допустим, вы относитесь к типу один. И тогда, возможно, вы даже не заметите, что священник на службе, может быть в мятом одеянии или может с потрепанной «прической» на голове, а может и вовсе – голова грязная (хотя с моей точки зрения, такое строго недопустимо, ведь это Богослужение, вы все-таки не к соседу на чай пришли, а к самому Богу!).

Таких вещей, увы, много: от уже упомянутых физических аспектов, феноменального НЕЗНАНИЯ СТРУКТУРЫ БОГОСЛУЖЕНИЯ, запинок при чтении Святого Евангелия, отсутствия «сетки времени» и его распределения, безалаберного отношения ко всему, лености и так далее. Взять тех же самых студентов семинарии: кто из них имеет серьёзные планы на жизнь, хочет служить Богу, а не «прислуживать мамоне»?

Нет ответа? А я скажу: более 60 процентов опрошенных ребят не знают, что хотят делать далее, после окончания духовного учебного заведения (зачем им семинария?). Они не строят планов на жизнь, учатся без мотивации, более того, некоторые из них считают своё поступление в семинарию просто «стечением обстоятельств». И это наше будущее?

Возможно, последует вопрос: причем здесь мы? А всё очень просто. При том, дорогие мои, что они, как и большинство окружающих, глядя на нас, видя наши действия, анализируя отношение к послушаниям, слыша проповеди, наблюдая за тем, как и с кем мы общаемся, чем интересуемся, что публикуем в соцсетях, с кем «дружим», учатся у нас, пытаются быть похожими на нас. В чем-то подражать, а в чем-то, в силу преобладающей доли юношеского максимализма, по-своему интерпретировать, применяя собственный, хотя еще достаточно малый, но уже накопленный «багаж» знаний.

Вот поэтому-то и нужно прийти на помощь «молодой поросли» со всей ответственностью и пониманием общего положения «вещей» в этом мире. Ведь мы обладаем намного большим опытом и пониманием в этой жизни: среди нас рукоположенные священники, монашествующие, умудренные знаниями и опытом жизни одиночной, а кто-то наоборот, жизни семейной — взрослые и ответственные люди.

Однако, что происходит на самом деле? Безразличие и теплохладность к священнослужению. А ведь это, по сути, — катастрофа, если священнослужитель под предлогом необразованности или по другим каким причинам уклоняется от усердного служения и занимается лишь собой. Об этой опасности грозно предупреждал пророк Иезекииль: «Так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих!» (Иез. 34:2).

И мы все, лично каждый, несём эту ответственность за то, какими видят нас не только подрастающие будущие пастыри и наставники, молодые парни, которые подчас были лишены отцовской заботы или внимания, но и простые люди, которые нас окружают постоянно: прихожане, прохожие, да и, банально, любой человек на улице. Поверьте, это очень важно.

Кроме того, есть люди, которые, приходя в Храм, пытаются понять смысл и значение тех или иных действий. В указанном случае существует обычно два пути дальнейшего развития событий: первый – так называемый «стадный инстинкт» («все крестятся, и я крещусь»), хотя чаще всего такой путь оставляет человека «чужим» в храме, он не чувствует себя частью церковной семьи и уходит, не получая ответа на свои поиски.

Второй путь — более осознанный, когда, приходя в храм, человек также ищет Бога, но, в отличие от первого типа, пытается понять и разобраться самостоятельно. Здесь мы обращаем внимание и на тип человека номер два, о котором я говорил в самом начале своей речи. Скептики, молодежь, которые, дай Бог, все-таки зашли в храм Божий, да если ещё на службу попали, – чудо! Пусть им всё непонятно, взгляните на это их глазами: стоят неподвижно люди, кто-то чем-то шуршит или ходит, кто-то может замечания сделает, а вот впереди – Богослужение…

Но вдруг этот юноша или девушка, не важно, видят перед собой такую «картину»: священники в мятом одеянии, рядом пономари стоят в ушах ковыряются, руки о себя вытирают, маски сползли на нос, чтец заикается. Хаос и паника. Пришли бы вы на их месте еще раз в тот храм после увиденного?

Уж не знаю. Потому что вместо ощущения благолепия у многих будет чувство омерзения и отвращения.

Но самое ужасное, на мой взгляд, то, что это «методическое пособие» «как отвратиться от Христа» создается в реальном времени. При этом Христос здесь «не при чем», Он им плохого ничего не сделал. А такое поведение – да. Потому что вместо Доброго пастыря, представили неопытному человеку, его уязвимой и, возможно, больной душе, картину «грязного свинарника», где Божественной Красоты он не сможет увидеть, ведь она «на славу» испохаблена, тогда как «задача» была – не «потерять» человека, а помочь ему в поиске Бога.

Но, вот только для этого нужно стать таким священником, который действительно будет заботиться о своей пастве и тех, которые в его «стаде», наставлять так, чтобы и они приводили людей к Богу, а не от Него. Подчеркиваю: «не от Него».

Так что, надеюсь, что и эти упомянутые «скептики» не будут потеряны для Церкви, а их найдут другие небезразличные Пастыри — люди, которые действительно любят других людей, заботятся о них и об их душах.

Взять даже ситуацию с коронавирусом, которая «не обошла стороной» и нашу епархию. Конечно, это отразилось на нашей жизни. Многие люди пережили серьезные кризисы, потери, я уже не говорю о банальных стрессовых потрясениях. Безусловно, все это сказалось на качестве нашей жизни и нашем сознании. Сейчас ведь мы «всем миром» проходим это «испытание» и, Слава Богу, в этом деле Господь пока нас милует. Однако, опять же, сколько раз мне потребовалось сказать, предупреждать, объяснять, говорить о том, почему так важно людям носить маску и для чего. А также, почему нужно соблюдать нормы безопасности и держаться социальной дистанции. Сколько возражений обычно слышал я в ответ, сколько «научных доводов» против масок и «ужасного режима», но практически ни разу не довелось услышать в таких «доводах» хоть толики волнения о ближнем и его здоровье, переживания за собственную паству, за своих близких и за то, что можно нанести другому человеку, пусть даже неумышленно, тяжкий вред. Ведь мы не можем знать наверняка, какие реакции «таит» в себе организм другого человека.

Однако, все-таки непонятно, почему среди «нашего брата» такое отношение к Богу, к жизни, и своему служению присутствует и развивается, словно «сорняки» среди чудесного сада. Ведь Господь наш Иисус Христос ожидает от каждого, чтобы тот достиг Царствия Божия. А у священнослужителей эта ответственность ещё больше: и себя туда привести, и своих пасомых.

И при этом, я это тоже понимаю, сложно не сбиться с такой узкой тропы: с одной стороны – не стать для людей «кумиром», в том плане, что они вместо того, чтобы идти к Богу, будут идти к священнику, что в данном случае является ещё и этической проблемой. А, с другой стороны, существует проблема того, как зачастую, делая всё на благо людей, своих прихожан, не потеряться в этом «угождении», не раствориться в нём, забывая о главном, и тем самым уходя от истинной ответственности. Поэтому остаётся только одно – путь «ora et labora», что означает «молитва и труд». Причем молитва должна быть непрестанной (1 Фес. 5:17): «Но именно тесными вратами и узким путём» (Мф. 7:13), опираясь на учение Церкви, Священное Писание, труды святых отцов, нужно вести к «Тихой гавани» наших прихожан. «Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь и немногие находят их» (Мф. 7:14).

В итоге сегодняшнего собрания хочу спросить и вас, дорогие отцы: проанализировав аспекты пастырской деятельности, выслушав доклады, и подведя годовой итог, чего своим таким безразлично-«теплохладным» поведением в служении Церкви, мы можем добиться в нашей епархии? А главное, что нужно от меня, как епархиального архиерея, какие цели и задачи должны, по-вашему, быть на «повестке дня» и в оглавлении нашего соработничества? Ну, и самое важное, что сделано лично каждым за это время?

Однако, если и правда человеку нравится «плыть по течению», ничего «не производя», то давайте тоже обсудим этот факт. Например, вот, «я, такой-то, делать ничего не хочу и не буду». Но лично хочу обратить ваше внимание на вот, какой аспект. В нашей жизни ничего «просто так» не бывает. Господь каждого из нас призвал в Церковь не «по стечению обстоятельств», а потому что мы здесь нужны и именно здесь можем привнести что-то совершенно новое и индивидуальное. То есть то, что только мы способны сделать. Это и есть тот самый потенциал, который видит в нас Христос, и именно поэтому мы здесь – реализовать эти «десять талантов».

Кроме того, существует поговорка: «претендуешь – соответствуй». Там всего-то два слова, но их смысл очень хорошо понятен: если хочешь что-то «взять», будь этого достоин, соответствуй своему запросу, имей, что можешь предложить. В нашем случае, напротив, мною замечена тенденция на «запрос», но не на то, чтобы что-то искреннее сделать для Церкви. И конкретно это сильно удручает в глобальном масштабе.

Очень хочется, чтобы епархия наша процветала, а не «зацветала плесенью» лени и безразличия со всеми «вытекающими» последствиями. Помните знаменитые слова: «Тяжелые времена создают сильных людей. Сильные люди создают легкие времена, легкие времена создают слабых людей»? Вспомним их еще раз. Тогда мы поймём, что самый глубокий порок – это, отнюдь, даже не «незнание», а отсутствие мотивации получить знание, желание «вытеснить» ответственность за происходящее, не помогать вовремя, когда видишь нужду ближнего, не замечать того, кто «тонет». Потому что, как говорят господа-криминалисты: «Нет тела – нет дела», что значит, без существенных доказательств нету процесса расследования. Выходит, что и в нашей ситуации многие, о ком мы уже сказали, предпочтут увидеть сначала «трагедию погибели» чего-то живого и настоящего, прежде чем «возьмутся за голову» и беспомощно разведут руками.

Но, вот, что хотелось бы им на это сказать: не стоит забывать, что мы все живем не только в трёхмерном физическом пространстве на этой планете (где жизнь не такая долгая, как иллюзорно может здесь показаться); но также человек живёт и в метафизическом пространстве, где каждая мысль, каждое действие или его отсутствие – имеют свои неизбежные последствия. Более того, порой эти последствия оказываются жестокими и неизбежными для нас же самих. А мир устроен именно так: если чего-то упорно не замечать, оно не исчезнет, как, вероятно, хотелось бы. Зато «зло» преумножится, словно раковая опухоль, оно станет прорастать, и «врастать» в человека, затем в другого, затем – в общество, а затем и вовсе – в человечество. Куда же тогда мы придём в итоге?

И, однажды, спустя годы земной жизни, представ перед Творцом, жалуясь на «скорбное бытие» на Земле, душе задастся всего один вопрос: «А что сделал ты, чтобы избежать событийного конкретного зла?». Хотелось бы быть уверенным, что мы что-то сделать попытались. Пусть было сложно, но мы сделали.

И только тогда, с таким осознанием, человек по-настоящему сможет идти с поднятой головой, поистине «воспарив» над ситуативными тяготами, потому что он будет знать, что «тяжелые времена» не сломали его, а «лёгкие времена» — не превратили в безалаберное и «бесхребетное» существо.

Поэтому, подводя итог, снова и снова призываю каждого к тому, чтобы ежедневно мы вставали бы с этим «знаменем», и выходили с возникающими препятствиями, как «на бой» во имя целей бОльших, чем плотские «проблемки». Ведь правда в том, что только вместе мы обретем это величие, которое приведет нашу Церковь к состоянию «сада цветущего», а не скорбных «руин». И тогда мы действительно станем бесстрашными «воинами» Христа, Его войском для самой Вечности, а не просто «одним из» (англ. – one of), кем-то забытым, не оставившим за собой ничего, кроме пластикового мусора и жалоб на Бытие.

Надеюсь, что духовенство Вологодской епархии найдет правильный ответ на этот вопрос, и поддержит меня самоотверженным трудом, обретя в себе силы относиться к своим обязанностям более усердно и серьезно, чтобы мы совместно работали на благо процветания нашей большой дружной епархии и ее паствы.

71 просмотров