Андрей Сальников. Разговоры с батюшкой


Протоиерей Александр Лебедев — преподаватель Вологодской духовной семинарии, настоятель вологодского храма Рождества Пресвятой Богородицы на Нижнем Долу. «Красный Север» публиковал немало статей отца Александра, интервью с ним на разные темы. Ответы батюшки на вопросы о православии и современной жизни несколько лет публиковались в журнале «Вологодский ЛАД», позднее они составили основу трех книжек, изданных в Вологде и Москве.


Секрет бестселлера — в советах древнего монаха

14 марта – День православной книги. В этот день в 1564 году в Москве вышла в свет первая русская печатная книга. Почему именно этот день выбрала Русская Церковь для книжного праздника– понятно: Иван Федоров издал «Апостол», книгу богослужебную. Да и сам первопечатник, кстати сказать, был диаконом, то есть священнослужителем, а не только издателем и печатником.
О православной книге беседуем с протоиереем Александром Лебедевым.

Надо ли оправославить всю литературу?
— Сейчас книг на православные темы, предназначенных для самого массового читателя, издается много. А нужны они, как думаете, батюшка? Обходились же без этого…
— Такие книги нужны, потому что Церковь живет в современном обществе, взаимодействует с ним — следовательно, есть что описывать.
Мы должны следовать заповеди Спасителя: «Шедше, проповедуйте всем народам!» Православный человек, который делится своими мыслями, имеет своей аудиторией всех, кто согласится его услышать и прислушаться к нему. Так что обилие книг на православные темы– это неизбежность. Причем книг самых разнообразных.
— То есть – все жанры подвластны..
— Думаю, да. Почему православный человек не может написать детектив?
— И может, и пишет. И издают. Но, по-моему, ищут эффекта скорее экономического, чем проповеднического. И вообще – странно это как-то…
— Не знаю, не знаю… Думаю, книги на темы, связанные с православием, уже занимают некую свою нишу в большой, так сказать, литературе. И, может быть, не нужно стремиться оправославить вообще всю литературу – насквозь…

Через Булгакова — к Христу
— Согласен, тем более, что реагируют читатели порой довольно неожиданно. В советское время немало людей пришли к вере, прочитав роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». А кое-кто и священником стал, познакомившись именно в этой книге с христианством, пусть и вывернутым наизнанку Михаилом Афанасьевичем.
— Такие книги просто открывают перед читателем реальность духовного мира в целом. И это может просто дать человеку повод задуматься о мире, о Боге… Хотя, конечно, никак не уйдешь от того, что Булгаков изобразил зло совершенно очаровательно.
— «Всякая душа по природе христианка», — еще в четвертом веке Тертуллиан сказал.
— В третьем веке, но это не так важно.
— Ну да, важнее, что эти люди, отозвавшись на открывшуюся неожиданно перед ними духовную реальность, сумели пойти в верном направлении, опираясь не на построения Булгакова, пусть и яркие и талантливые, а прислушиваясь к своей душе. Христианке, как выяснилось.

Самые модные святые — «несвятые»
— Книг о православии и православных все больше, интерес ним есть — но есть ко многим из них и претензии.
— Не нравится людям нарочитая поучительность, слащавая благочестивость, которая воспринимается многими как что-то неестественное и скорее отпугивает народ от Церкви, чем привлекает.
-По-моему, сейчас «переслащенных» книжек стало меньше значительно — после появления «Несвятых святых». Это, без преувеличения, главный православный бестселлер нынешнего времени. А как еще назвать книгу, суммарный тираж 14 изданий которой составил 2 500 000 экземпляров,, ее перевели на 14 языков. Это Википедия сказала, не бабушка на церковной паперти, верить можно. Книга епископа Тихона определила основное направление литературной… моды, по-другому не скажешь. Занимательные истории из жизни, рассказанные мастерски и убедительно, можем найти в книгах многих авторов. Всё это направлено на то, чтобы показать: православные тоже люди.
— На мой взгляд, одна из задач православной литературы — приближать православие к человеку. Наверное, большинством наших соотечественников православие зачастую воспринимается как некий исторический реликт. Показать, что это не так, можно, если описать его доступным языком.
— Это сложно?
— Доступные примеры из жизни для описания каких-то по-настоящему глубоких тем аскетической жизни – непросто найти, конечно. Но вот недавно я в очередной раз взял в руки «Поучения аввы Дорофея», классическую книгу по аскетике,- и до меня дошло: вот кто основоположник самого современного литературного метода! Несмотря на то, что он — человек другой эпохи, другой культуры, другого духовного окружения. Он пишет удивительно доступно, я бы даже сказал — увлекательно. А ведь рассказывает о самых сложных вещах.

Совет из седьмого века в двадцать первый
— Пример приведите, пожалуйста.
— Обычно авва Дорофей наглядными примерами сопровождает некое свое поучение. Так, рассказывает, как он постигал грамоту. Очень ярко описывает, что на книгу смотрел как на зверя, к которому боялся подойти, — вдруг укусит?.. Но когда автор все-таки заставил себя взять книгу в руки, стал читать — и не мог выпустить из рук, вообще не представлял себе жизни без книги. История палестинского монаха VI-VII веков помогает нам, людям XXI века, понять, как сделать первый шаг к исполнению важной намеченной задачи, и после этого весь остальной путь открывается не просто как доступный, а как естественно развивающийся. И добродетель становится не тем, чего человек уныло домогается, а чем-то, без чего человек чувствует себя неестественно.

Детям читаю Балакшина
— — А кроме аввы Дорофея – можете назвать писателей, помогающих просто и доступно усваивать и осваивать истины духовной жизни?
— На мой взгляд, писатель всех времен и народов — Николай Лесков. Он изнутри знал Церковь и прекрасно понимал её жизнь. Из современных книг — разумеется, «Несвятые святые»; эта книга, думаю, в скором будущем будет считаться классикой жанра. В этом же ряду — проза других писателей-священников: например, Николая Агафонова и Ярослава Шипова.
— Дети у Вас читают православные книги?
— Дети у меня плохо читают книги, я им читаю вслух. Какие? «Жития святых для детей» нашего земляка Роберта Балакшина. Конечно, я сначала сам прочел, мне понравилось. Кстати, именно с этого сборника для детей началось моё увлечение историческими книгами, и художественную литературу я уже не читаю давненько.
— Мемуарами сейчас многие увлекаются…
— Открываю для себя книги о святых в серии «Жизнь замечательных людей». Удивительное соотношение житийного текста и исторического контекста. Читаю «Кирилла и Мефодия» Юрия Лощица, ждут своей очереди книги Алексея Карпова «Владимир Святой» с «Княгиней Ольгой», «Борис и Глеб» Андрея Ранчина… Когда рассказываешь людям о святом, неизбежно видишь необходимость раскрыть соотношение исторического персонажа с современными реалиями… Знакомишься с историческими подробностями жития — и святой перестает быть персонажем, ты видишь его как личность. А следовательно, он становится настоящим примером для подражания, ведь шаблону подражать невозможно. Книга помогает читателю стать лучше, а ведь для этого, по-моему, православные книги и пишутся.

Областная газета «Красный Север», 14 марта 2018 г.

434 просмотров