Андрей Сальников. Люди Церкви. Экзамены здесь сдают с молитвой


Есть удивительные люди, которые, несмотря на такую же тотальную занятость, как и у всех нас, трижды в неделю по вечерам ходят на занятия. Причем они не курсы кройки и шитья посещают, не языковую школу. Студенты катехизаторского отделения Вологодской духовной семинарии учатся, говоря кратко, основам православной веры. Зачем это им?

Светлана Шишова: «Не все врачи — материалисты»

Второкурсница Светлана Шишова — прихожанка Златоустинского храма, что на берегу Вологды, неподалеку от Октябрьского моста. Настоятель, священник Алексий Калин, пригласил Светлану Сергеевну помочь: она хорошо читает по-церковнославянски, а церковный чтец на каждом богослужении необходим.

А вообще-то Светлана Сергеевна — врач-эндокринолог, работает в одной из вологодских поликлиник.

— У многих людей складывается впечатление, что большинство докторов — жуткие материалисты, — размышляет она. — На самом деле это не так. Когда я училась в Архангельской медицинской академии, сейчас это медицинский университет, мы часто беседовали с преподавателями о Боге, о вере… Поскольку я тогда уже несла церковное послушание, мне задавали вопросы, но я не всегда могла на них правильно ответить.

Помочь людям прийти к Богу очень хотелось всегда.

— Хорошо помню себя, — рассказывает Светлана, — в то время, когда начала ходить в храм. У меня не было близких людей рядом, которые могли бы объяснить то, чего я не понимала, приходилось разбираться самой.

Кстати, память об ощущении духовного голода, наверное, подтолкнула спустя много лет идти учиться в семинарию. Хотелось и другим помочь, как помогла студентке Светлане Шишовой монахиня Евфимия (Пащенко), с которой она познакомилась в архангельском приходе храма Мартина Исповедника, — туда Светлана стала ходить, поступив в академию. Сблизила монахиню и первокурсницу не только вера, но и медицина: матушка Евфимия — врач, а кроме того — довольно известный православный писатель, автор нескольких книг прозы. Светлана с благодарностью вспоминает наставления матушки и очень жалеет, что их пути разошлись.

Выросла Светлана Шишова в Череповце, там и к вере пришла — самостоятельно. Родители не были верующими, но и не препятствовали дочке, когда она попросила, чтобы ее отвели в церковь и окрестили. В школе, вспоминает Светлана Сергеевна, учителя о христианстве не говорили — но они говорили об уважении к христианству.

— А веру, — считает Светлана, — Господь мне дал. Я только приняла…

Слово «катехизатор» иногда разъясняют как «просветитель», «преподаватель воскресных школ». Может быть, Светлана после выпуска будет преподавать детям у себя в приходе?

— О воскресной школе пока речи нет, — отвечает Светлана Шишова. — Думаю, Господь все устроит, как Он все устраивает помимо нашей воли. Нужно только быть готовым понять Его решение — и принять.

— Что самое интересное в учебе?

— Ну… Здесь интересно все. Семинария помогает глубже взглянуть на отношения человека с Богом — настоящие, какими они и должны быть. Одно дело изучать церковную жизнь как цепь обрядов, и совсем другое — чувствовать, проживать это внутри, пытаться изменить себя…

Дмитрий Скворцов: «Главное — научиться любить людей»

— Первый вопрос о Боге, — вспоминает первокурсник Дмитрий Скворцов, — я задал сам себе в 18 лет, когда попал на службу в Южную Осетию, в «горячую точку». Миротворческие силы, где я служил, охраняли храм в Цхинвале, который угрожали взорвать. Два человека несли службу в храме, два — на броне БТРа, который рядом стоял. А потом менялись. Задумался я о Боге, а потом подхожу к батюшке и спрашиваю: «А где у вас Бог-то?» И получил ответ: «Об этом очень умные люди размышляли, а ты хочешь с наскока… Не ломай зря головы!» И прав он был, конечно: что я тогда мог понять? О Боге часто думал, молился — своими словами, разумеется. Относился я к Нему тогда, как потребитель: «Дай, Господи!..»

К тому времени, правда, Дмитрий был крещен, в 16 лет его привела бабушка в Андреевский храм в Вологде. Что там происходило, он не помнит, да и не затронуло его ничего тогда особо.

Молиться начал на войне. Дмитрий — ветеран боевых действий: Цхинвал, Чечня…

— Верить-то я всегда верил, всегда молился, только не понимал, как это надо делать, — говорит он. — Путь к Богу такой длинный был у меня, и я теперь вижу, что Господь открывался по мере моего созревания: что я мог принять, то мне Господь и давал. В храмы-то я заходил время от времени: свечку поставишь, перекрестишься — и пошел по своим делам. Церковь для меня была лишь традицией, не более того.

Переломный момент в жизни Дмитрия произошел пять лет назад, ему тогда 37 лет было.

— В один прекрасный момент пришел в Спасо-Прилуцкий Димитриев монастырь, — вспоминает Дмитрий. — Сколько времени проходил мимо — ни разу не заходил. А тут — позвал Господь, я услышал. Наконец-то… Моим духовным наставником стал иеромонах Александр (Кораблев), он мне очень много дал, многому научил. Он столько знает, с ним так интересно разговаривать… Батюшка меня и в семинарию благословил, написал рекомендацию. Кстати, в монастыре я и о семинарии впервые узнал — увидел синюю табличку: «Духовная семинария», и подумал, почему бы мне не поступить туда.

— И как учеба идет?

— Тяжело. Потому что, как говорит отец Александр, насаживать не на что. Знаний-то не было, информация вся для меня новая, непривычная… Книжки я, конечно, читал, но были страхи — многого не знаю, что-то не то делаю… Нравится ли учиться? Конечно, узнаешь удивительные вещи. Оказывается, раньше готовили людей к Крещению до трех лет! Лучших из лучших выбирали, а не то, что сейчас: пришел — и окрестили. Есть о чем подумать…

Как-то увидел телеинтервью владыки Игнатия, который говорил: «К нам в семинарию идут учиться для того, чтобы научиться любить людей». Меня это так зацепило! Действительно, это самое сложное — по крайней мере, для меня. Любить надо всех, не только своих братьев и сестер по вере. Ведь как бывает — проведешь день в монастыре или в семинарии, душа рада: все друг к другу с любовью относятся, вместе дружно служат Богу. Выйдешь в мир — там уже совсем другое… Надо учиться ко всем относиться с любовью.

Дмитрий вместе с единомышленниками хочет организовать реабилитационный центр для обездоленных — бездомных, наркоманов, алкоголиков…

— У меня много было знакомых, которых сгубила эта отрава, — горячо говорит Дмитрий. — С кем-то в Чечне вместе были: человек все бои прошел без единой царапины — а от какой-то стопки погибал…

Идею оказывать помощь несчастным людям, оказавшимся на краю гибели, поддержал отец Вадим Калмыков, настоятель прихода во имя преподобного Мартиниана Белозерского в Сяме — это Вологодский район. У нас есть психологи, готовые работать в таком центре; есть люди, которые сами нашли в себе силы вырваться из этого ада пьянства, уже 15-20 лет трезвые, и они готовы помогать другим встать на ноги. Там есть два двухэтажных корпуса — игуменский и братский, можно оборудовать для центра. Прихожане оборудовали храм. Условия есть, нужно хотя бы небольшие финансы найти. Начать хотя бы с того, чтобы баньку построить, а там постепенно решать все вопросы: с землей, ремонтом….

Люди ведь почему катятся по наклонной, что называется? Не видят смысла в жизни, нет у них никакой цели. Их можно вернуть к нормальной жизни, если помочь им понять: смысл жизни и можно найти только в православии, только в вере.

Скоро в семинарии, как и во всех вузах, начнется сессия. Зачеты, экзамены, «хвосты» и «автоматы» — все как у всех. И волнения, и слезы, и неожиданные успехи, и радость за друзей – все здесь есть. Только начинаются и кончаются занятия и экзамены всегда общей молитвой, горячей и искренней.

Фотографии Сергея Юрова
Газета «Красный Север», 25 апреля 2018 года


422 просмотров